?

Log in

No account? Create an account
годунов godunov

godunov_ballet


Alexander Godunov & the other ballet stars.


Entries by category: искусство

Григ о АГ. 1976-77.
tanaquil le clerq
tanaquileclerq
"Мне кажется, у А. Годунова не было и нет оснований жаловаться на творческий простой. Он танцевал очень много, в разных балетах, с разными балетмейстерами и сегодня стал одним из самых репертуарных, если не самым репертуарным солистом нашей труппы. Он танцует ЛО и Шопениану, Жизель и Дон Кихота, Кармен-сюиту, Гибель розы, Весну священную, Спартака и Ивана Грозного, на его счету три очень разные премьеры - Анна Каренина, Озаренность и Любовью за любовь, а впереди - работа над Спящей красавицей.
Артист широкой творческой амплитуды, А. Годунов в каждом из названных мною спектаклей подтверждал, что обладает редкими природными данными и хорошей школой, показал творческую пытливость, желание и умение работать серьезно, стремясь осваивать не только танцевальный текст и пластику, но и драматургию образа.
После ЛО я долго не встречался с А. Годуновым в репетиционном зале, мы встретились уже в работе над Иваном Грозным, да и то, обстоятельства сложились так, что выступал артист без меня, а я его увидел в спектакле уже в этом сезоне. А. Годунов обладает исключительными данными для исполнения роли Ивана. Он создает образ сложный, разноликий, не однозначный по внутренней линии, лиричный в сценах с Анастасией, смелый в бою, мстительный с заговорщиками-боярами - таков А. Годунов в этом спектакле. Великолепный танец, четко вылепленные скульптурные позы, насыщенная драматическая линия поведения. Причем эта драматическая насыщенность рождается из смысловой и эмоциональной наполненности всей пластики и танца.
Сегодня АГ находится в расцвете творческих сил. Он стал большим и интересным мастером, занимающим свое прочное положение в труппе. С ним с удовольствием танцуют наши балерины, что свидетельствует о его высоких партнерских качествах. Участие АГ украшает любой спектакль репертуара БТ, наконец, у него есть свой зритель, который ходит именно на его спектакли. АГ молод - скоро ему исполнится 28 лет, он за РСФСР, лауреат 2ММКАБ, обладатель премии ВН 1976 года. Мы вправе ждать от него и ждем новых интересных работ, в которых он своим участием доставит радость и работающим с ним балетмейстерам и зрителям."

Ю. Григорович, на СССР, лауреат ЛП,
из статьи в газете БТ "Советский артист".

Там еще возможности АГ перечисляются: от Зигфрида и Альберта до Спартака, Базиля и Красса. Не встречался в работе с АГ со времен ЛО, те с 1971 года! В 1976 - дебют АГ в Грозном, впереди СК (Дезире), но дебют так и не состоялся. В 1979 - Тибальт и...

Лепешинская - Дульсинея!
tanaquil le clerq
tanaquileclerq
09:18-10:39



Невероятная техника танца. Фантастические скорость и баланс вращений. Вот что вытворяли балерины маленького роста в те далекие времена в своих почти мягких пуантах.

Лепешинская также славилась своей надежностью на сцене. Не раз, получив травму, заканчивала спектакль.

- На гастролях в Черновцах на авансцене театра не было обычного барьерчика - рампы. По ходу танца партнер, Володя Преображенский, высоко поднял меня в поддержке, сделал два шага и... мы летим в оркестровую яму (она была в тот вечер пустой). У меня мгновенная мысль: упаду на Володю - сломаю ему позвоночник. В полете отделяюсь, приземляюсь на пятки и от боли падаю. Какой-то генерал (мы давали шефский концерт для военных) перемахнул через барьер, и вместе с Володей в двойной поддержке они подняли меня снова на сцену. "Вот, мол, она жива, в порядке". На крики в зале: "Врача, врача!" в гримерную пришел огромный человек с ручищами в длинных рыжих волосах, сильно косящий одним глазом. Он оказался... ветеринаром и тут же приступил к лечению. Осмотрев ногу, с силой дернул за пятку. Я заорала, лекарь привычно сказал: "Т-п-р-р-у, не балуй!" Мне стало легче, и я расцеловала мохнатого спасителя.

https://www.kp.ru/online/news/180837/

Наконец Китри!
tanaquil le clerq
tanaquileclerq
Наконец-то Юлия Степанова получила роль Китри! Дебют состоялся 20 июня. Балерин (включая не имеющих формального статуса) в БТ нынче много. Партию Китри танцуют не только истинно московские танцовщицы Крысанова и Тихомирова, но и Смирнова. Степанова могла получить роль Китри еще в Мариинке, но там ей давали лишь Уличную танцовщицу, вариацию последнего акта и характерную роль Мерседес, а затем и Повелительницу Дриад. В БТ Юлия станцевала 2-ую вариацию из последнего акта, Уличную танцовщицу и до последнего времени оставалась одной из основных Дриад. Исполнила пдд из последнего акта в концерте, и вот наконец - полноценный спектакль. Увы, декорации и костюмы не Коровина и не Головина. Выход Китри в 1-м акте из-под лестницы вызывает откровенное изумление, как и ее костюмы - простецкий в 1-м акте и в сцене таверны и откровенно гламурные в сцене сна и свадьбы, костюмы, увы не слишком подходящие к полноватым ногам новой Китри, но, что поделать... Видимо, занятия с Кондратьевой пошли на пользу, Степанова выглядит намного более успешной и менее напряженной в полетах, чем раньше, верится, что раньше будет еще лучше. Жаль, что Степанова не получила эту роль 10 лет назад, при выпуске, непосредственность уже не вернешь, а стереть пришедшие им на смену манерность и гламурность, столь привычные ныне на балетной сцене, будет не просто ... Надеюсь, что роли Жизели и Авроры ждут балерину в ближайшее время, а не еще через 10 лет. Хотелось бы, чтобы Степанова танцевала главные роли в сюжетных балетах чаще, - такие, как Медора, Эгина, Мехменэ, Аспиччия, а не только О-О и Никия.


Любовью за любовь
tanaquil le clerq
tanaquileclerq
Как рассказывал на израильском ТВ, в программе у Пташки и Губермана бывший оркестрант БТ, балет предполагалось выпустить под оригинальным, Шекспировским названием - Много шуму из-за ничего - уже и афишу готовили... Потом глянули: народный артист СССР, лауреат Ленинской премии Тихон Хренников - Много шуму из-за ничего - и сменили название...






Так все начиналось...
tanaquil le clerq
tanaquileclerq
В наши дни существует множество балетных конкурсов, а в 1969 Московский Международный проводился впервые... Знаменитая впоследствии Ева Евдокимова не получила никакой премии, лишь диплом за участие в 3-м туре. А героями гала-концерта стали другие.

https://m.ok.ru/video/262796282583

Dominique Khalfouni
tanaquil le clerq
tanaquileclerq








Одна из самых удивительных балерин, видела ее в 77м на гастролях Гранд Опера в Москве.
В пепельной, лирической части баланчинского Хрустального Дворца и в Адажиетто.
Увы, ни одно видео не передает ни с чем не сравнимого ощущения чистоты, доброты (!),особого аристократизма линий ее танца. Она не была ведущей исполнительницей тех гастролей , - ею была Гелен Тесмар, - но в памяти осталась прежде всего она - Доменик Кальфуни.



http://www.forum-dansomanie.net/pagesdanso/comme_un_reve_dominique_khalfouni.html

Тот самый Дон Кихот
tanaquil le clerq
tanaquileclerq
http://godunov-ballet.livejournal.com/2179.html

Семидесятые, звездные годы нашего балета...
...Бессмертнова была модницей не только в жизни, но и на сцене.
В том спектакле меня поразил цвет ее пачек в 1-м акте - малиново-розовый, неописуемо прекрасный цвет. В последнем акте она выходила в по-питерски изысканном черно-белом наряде. Ей контрастировал черный силуэт Годунова.



Фотографии не передают этого цвета, и все же...




Подсказка-разгадка
tanaquil le clerq
tanaquileclerq


Подруга, рыдающая на руках у матери... Или еще одна Жизель?
Хорош тоже парень в красной рубахе на заднем плане.

Постановка Кремлевского балета и лично товарища А. Петрова.

Доктор - Живаго - не читал. Part II.
tanaquil le clerq
tanaquileclerq
Несмотря на марку «новой хореографической редакции», меньше всего изменений оказалось как раз в хореографии. Если не принимать в расчет отдельные мелкие детали, нововведения в этой области сводятся к следующему: в прологе купирован вальс фей, сиренок и пажей; в сцене «Нереид» место ранее существовавшей вариации Авроры на музыку «Золота» заняла лирическая вариация из версии К.М.Сергеева; в третьем акте полонез танцуется перед интермедийным занавесом, переделан танец Красной шапочки и Волка (теперь он идет с «аккомпанементом» шести елочек, зачем-то украшенных серебряным дождем), купирована вариация феи Сирени перед Па де де.

http://amaliris.livejournal.com/54598.html#cutid1

Конечно, я была очарована геометрией кордебалетных мизансцен (фирменный стиль Григоровича), его стремлением к совершенству в передаче солистками малейших нюансов движения музыки. После прогона на мой восхищённый лепет Юрий Николаевич сказал, что в этой редакции есть кое-какие изменения, хотя в основном он хотел сохранить то, что было в прежних.

http://ch-s-f.livejournal.com/23339.html

Большой театр представил на суд зрителя, шикарный, богатый, полуфабрикат, с отсутствием мысли в происходящем, а зрители, всё-таки думающие в зрительном зале. И когда Дезире приходит целовать Аврору, то они не понимая задаются вопросом: "А почему Принц появляется у Авроры, сразу целует её и сразу берёт в жёны?"

http://roman-kyznecov.livejournal.com/52038.html

Не пишут много о постановке - оформление затмило хореографию.
Самый смысл балета, в хореографии заключенный, пропал. Музыку - душу балета - сократили. Тонкий стиль СК Григоровича-Вирсаладзе, стиль современной нам русской классики с прелестным легким "французским" акцентом заменен на безликий, некий общеевропейский, по-простому - на эклектику.
Логика хореографии, тема балета - пробуждение, развитие, весна - женственности, природы, - столь отчетливо видимые и звучащие в постановке 1973 года, - ушли... Хрупкий дворец балетной гармонии разрушен. Создатель сам, своими руками, уничтожил одну из лучших своих постановок.

Поэль Карп. На что нам балет?
tanaquil le clerq
tanaquileclerq
Недавние лондонские гастроли Большого балета от прошедших двумя годами раньше отличались тем, что тогда театр шел в наступление и уверенно ждал так и не наставшего триумфа, словно не балет приехал, а танки вводят. Питерские гастроли были перед тем еще наступательнее лондонских. А теперь атакующий стиль, хоть подчас и проступает, не бьет в нос. И то, что гастроли были задуманы скромней, как демонстрация лишь тех достоинств, которыми труппа бесспорно обладает, уже отрадно. Не случайно программы, за единственным исключением, состояли из сочинений хореографов, родившихся сто и более лет назад. Ориентация на старую, проверенную классику была демонстративной и, конечно, отчасти снимала огорчавшую на прошлых гастролях безжизненность великолепной труппы в балетах не столь давних. Но ни в Петербурге, ни прошлый раз в Лондоне никто и не сомневался, что Большой балет - одна из самых мощных трупп мира, и преимущество ныне было в том, что ее технической мощью не старались прикрыть кризисную ситуацию, в которой труппа находится, - тем более кризисную, чем больше мощь. Кризис Большого балета не свести к тому, что его погубил "злой" директор Васильев, вытолкавший хореографа Григоровича, которому обязан едва ли не лучшими собственными ролями, и, тем более, к тому, что его погубил "злой" Григорович. Если откачали воздух, ни Васильев, ни Григорович поддерживать в театре жизнь не могут. Ленин верно говорил: "Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя". Не дадут. Эта формула долго понуждала поступаться свободой ради всевластия государства, якобы выражающего волю общества, которому оно заткнуло рот. Но если отбросить советское толкование, то и впрямь никакой театр ничего стоящего не сотворит, если хоть какая-то часть общества не испытывает нужды в его искусстве, не поддерживает искусство спросом. В балете технологию обособить легче, чем в драматическом театре, и, не обременяя художественным грузом, выдавать ее блеск за искусство. Ради такого пропагандистского эффекта наша власть и поддерживала балет щедрее других искусств (отнюдь не проявляя к нему, еще со статьи "Балетная фальшь", большей терпимости). Издавна Большой, а нередко и Мариинский театры - парадные залы Министерства иностранных дел, и власть, естественно, ждет здесь признания, что "в области балета мы впереди планеты всей". При этом ни у партийных бонз, брошенных на культуру, ни у "новых русских" нет знания и чутья, как и чем культура - балетная, в частности, - прирастает. Нет и внятного общественного мнения, способного охладить смелость начальников. Но и в демократических странах частные концерны шоу-бизнеса, в который там нередко обращают балет, стремясь к чисто финансовому эффекту, сплошь и рядом, без всякого государства, обращаются с искусством неотличимо от наших чиновников. Разница в том, что у нас государство было монополистом и министр культуры заседал рядом с министром безопасности. А на Западе конкурентное хозяйство оставляет щели, куда могут протиснуться художественные творения. В бизнес они там входят по пушкинскому принципу - "можно рукопись продать". К тому же на Западе искусство широко пользуется поддержкой меценатов, у нас не принятой. То есть на Западе искусство, хоть и не так просто, как порой кажется, конкурирует с неискусством - а у нас оно сквозь неискусство пробивалось, пользуясь благоприятными ситуациями, увы, преходящими. Когда-то Большой выходил из кризисов, перенимая ленинградские спектакли и ленинградских хореографов. О взаимных премуществах Лавровского и сменившего его Григоровича спорили, даже не вспоминая, что оба из одного источника. Увы, источник заглох, и Мариинский театр хореографов уже не дарит, сам их не имеет. Его положение как бы все равно лучше, и некоторые лондонские газеты, сравнив последние гастроли Большого и - не дождавшись скорого приезда, - прошлогодние Мариинского, явно отдавали преимущество Мариинскому, который тогда впрямь выступил триумфально. Но и триумф не заслонил безвременья. Его безвременье, сходное с охватившим Большой, отлично разве тем, что первенствует женская труппа, а не, как в Москве, мужская, и надежду на лучшее сулят Ульяна Лопаткина и Светлана Захарова, тогда как в Большом Сергей Филин и Андрей Уваров. Но в Питере помогают два обстоятельства. Прежде всего, старая классика старей и привычней, и там естественней задуматься о ее первоисточниках, как Сергей Вихарев о "Спящей", отчего запросто составляют из старины репертуар больших гастролей, и в силу этого больше и непрерывней думают о содержательности балетной старины. Но новых отечественных балетов ни в 2000 году не привезли, ни в 2001-м. Важно и то, что в Мариинском явно лучше разбираются в конкурентной борьбе, и его лидер Валерий Гергиев - не только превосходный дирижер, но и знаток западного театрального и музыкального рынка, великолепно в нем ориентирующийся. Неоднозначное восприятие фестиваля Верди, привезенного в нынешнем году, чутья Гергиева к запросам рынка не опровергает. Он предлагает прежде всего оперу, но и балет греется в ее лучах. Однако если в опере многое вызывает оправданный интерес, сочувствие и порой даже восхищение, то балет, прежде бывший тут на первых ролях, ей уступает. Можно радоваться, что снятие запретов с работ западных балетмейстеров позволило обоим театрам пополнить ими репертуар. Особенно важно обрести балеты российских хореографов, оказавшихся за рубежом, и восстановить преемственность поколений, грубо искаженную советским театром, где между Петипа и драмбалетом зияла пропасть, что пагубно влияло и на хореографов, и на актеров, и на зрителей. Полезно и предоставлять наши труппы одаренным западным хореографам для новых работ. И все же ключ к преодолению кризиса - ощущение театрами нужды общества в содержательности балета, и тут, казалось бы, первое слово хореографам. Но хоть и в Москве, и в Питере легко получить диплом балетмейстера, как сочинять балеты - проясняется лишь с прояснением того, зачем их сочинять, а этому не научишь, этим и дает себя знать творческое начало, как нынче говорят, креативность, формирующая художественную позицию. Питомниками хореографов всегда были театры - да перестали. Чтобы одолеть художественный кризис, надо его прежде всего осознать. А кризис балета очевиден не только в Большом и Мариинском. У нас он наложился на экономический и социальный кризисы, и его сводят к ним, не задумываясь, отчего в благополучной Европе балет тоже скудеет. Между тем, даже и менее хрупкие искусства не живут поступательным накоплением, лишь хорошея. Искусства - не зеркала, в разные эпохи они сами разные, и не только потому, что сняли или ввели цензуру, богатеют или нищают меценаты. Балет лишь отчасти, порой лишь внешне, держится за реальности своих сюжетов, но обнажает вытесненное в подсознание. Его широкое распространение не зря параллельно славе Зигмунда Фрейда. По сравнению с речью словесной, с конкретной знаковой системой речь движений первична. Пусть значимость их расплывчатей и держится не столько в каждом конкретном движении, сколько в перекличках с другими и в интонировании, зато выплескиваются чувства и побуждения, нигде больше в такой мере не схваченные. Проще простого ими пренебречь, упустить и свести балет к внешней красоте и ловкости. Но, теряя содержание, он и годится лишь для дипломатических и светских приемов, а думающей и чувствующей публике становится ни к чему. На гастролях Большого показали третий акт "Баядерки", открывающийся знаменитым выходом теней. Но оформление устроено так, что танцовщицы, выходя наверху с правой стороны, сразу, а не чуть погодя, как в оригинале, должны двигаться по пандусу тоже вправо, и лишний поворот на том же месте стирает отдельность выхода каждой тени, и смысл улетучивается. Между тем, Петипа, обособляя предельно простой (шаг, шаг, арабеск) выход каждой танцовщицы, сосредоточивал внимание на всякий раз индивидуальном, личном переходе души в царство теней, и тридцать два раза подряд воспринявшему этот неотвратимый переход становится внятен трагический плач общего танца теней и все затем происходящее. Впрочем, и потом, после дуэта с шарфом, шарф не улетает ввысь, перечеркивая сцену, как душа кающегося Солора, а его благополучно уносят за кулисы. То же теперь с шарфом на Мариинской сцене. Но эти мелкие, вроде, детали - ориентиры содержательности, и небрежение ими ее стирает. В индивидуальном танце такое же небрежение к содержательности - все вроде правильно, все движения сделаны и даже часто не без блеска, но акценты распределены так, что душевные движения за физическими неразличимы. Можно долго говорить о содержательных упущениях и упрощениях артистов, но язык не поворачивается обвинять. В недобросовестности и не обвинишь. Актеры - тоже члены общества и от него не свободны. Вот и вызывают скорее сочувствие, чем упреки. Самый лучший учитель танца не преобразит танцующих без их доверия, без их соучастия, хотя бы чисто эмоционального, без их хотя бы подспудного стремления противостать рутине (подчас весьма высокой пробы), которая заполонила балетные сцены. Помню, как горстка молодых актеров репетировала "Каменный цветок" в обеденные перерывы, а то и дома, на паркете, под магнитофон, и как потом вся труппа Кировского театра соучаствовала в "Легенде о любви", которую ставил балетмейстер, как раз перед тем снятый с должности главного. Актеры не вдарились в политику, но мелькнула надежда, что в театре, где они служат, можно служить искусству, и они не хотели от нее отказаться. Театр, и балетный особенно, живя текущим мгновением, даже и вечные ценности удерживает, лишь остро ощутив их надобность нынешним людям - и тем, которые смотрят, и тем, которые танцуют. Кризис балетного исполнительства, при достоинствах нашей школы и обилии в России людей физически одаренных, непосредственно вызван давним кризисом хореографического сочинительства, как раз полнее всего и отразившим невнятность спроса на балет. Да и к чему нынешней "элите" выдавать свое подсознание? Нынешние цены на билеты дают самозванной "элите" явный перевес в зрительном зале, но искусству дела нет до его стен, и худо, если они его замыкают, безразлично, на прежний или на новый лад. Когда-то нам объясняли, что Баланчин " формалист, а его балеты бессодержательны и "нам" не нужны. Теперь, напротив, его почитают и ставят, усердно объясняя, сколь обогатил он и лексику, и синтаксис, и самые формы танца. Вроде повернулись на 180 градусов, но лишь в оценках, не в восприятии. К содержанию балетов Баланчина отношение прежнее, и первые лондонские "Драгоценности" 2001 года Мариинский балет станцевал как бы безупречно, но единственным свидетельством жизни был вдохновенный танец Ульяны Лопаткиной в "Бриллиантах". Долгие годы идеологи и эстеты яростно спорили о форме и содержании. За идеологами, как давно сказано, были армия и флот, а эстетам хорошо, если только выговаривали. Но, каждый по-своему, они нам внушали, что форма и содержание имеют в искусстве ценность порознь, и, даже соглашаясь, что хореография законодателя советского балета Захарова не так хороша, признавали бедность ее формы, но не - уже в силу этого - нищету содержания. В большом ходу было понятие "новаторство", так назывались допускавшиеся обновления формы, - прочие слыли формализмом. О новизне и смысле балета нередко судили в меру обновления его лексики - порой содержательного, но часто и пустого. Не Григорович придумал фуэте или перекидные жете, но в хореографическом контексте "погони", когда Моисеева-Мехмене делала фуэте, а потом Колпакова-Ширин и Грибов-Ферхад перекидные жете, эти движения воспринимались новыми просто потому, что никогда не содержали в себе тоПоПго, что здесь, - и это осталось неосознанным. Точно так же осталась неосознанной содержательная новизна движений Якобсона, а не только их "новаторство". Пафос содержательности, быть может, подсознательный, породил все великие и многообразные формы балета, и лишать их смысла так же нелепо, как сводить содержательность к смыслу информации драмбалетов и семафорного языка старых пантомим. Но где, опять же, ориентиры спроса? Если принять за них критику, то она хочет новаций и сетует, что в новом "Лебедином" недостает новых движений, да и вообще ей надоели и Петипа, и Баланчин, и Григорович, и хочется, как сейчас говорят, свежака. Тяга к новизне (если опустить запрос на новоизобретенные движения в спектакле с заданным в 1895 году стилем) более чем уместна, всех она терзает. Но тут бы и задуматься, отчего новое не ново. С усердием, достойным лучшего применения, критика негодует, что единственный из наших еще здравствующих крупных хореографов на 75-м году не одаряет новинками. Но не Григорович виноват, что других крупных хореографов в России сегодня нет. А на нет и суда нет. Остается жить неистребимой верой, что балет у нас еще воскреснет. Только бы понять, на что нынешней России балет и кто из тех, кому он все еще нужен, может купить билет в Большой или Мариинку.


http://www.pressarchive.ru/peterburgskiy-chas-pik/2001/10/10/180799.html

Другие статьи Поэля Карпа о балете - на его сайте:

http://myweb.tiscali.co.uk/poelkarp/balet.html