Category: образование

tanaquil le clerq

Годунов, Шмаков, Яковлева...



GhП

О любимой женщине Маяковского мы уже писали.
О том, как она стала Либерман:
http://kamencvet.kz/muza-lyubila-ukrasheniya/
Что до Геннадия Шмакова, Бродский считал его по образованности равным себе...
А фотография с МБ представляет штат Коннектикут, 1980, у МБ... не даче (?)
Про Яковлеву, Либермана, Шмакова:
http://magazines.russ.ru/nlo/2000/45/shtern.html
tanaquil le clerq

Нина-балерина.



Удивительная Нина Сорокина - обделенная удлиненными пропорциями и красотой Бессмертновой или Кондратьевой, сценическим обаянием Стручковой или Максимовой, драматизмом и даром перевоплощения Тимофеевой, магнетизмом индивидуальности, как у Плисецкой, непосредственносью и очарованием Павловой, утонченностью стиля и отделки движений Семеняки, - чем она брала зрителя? По прошествии лет лучше видны достоинства и недостатки, присущие танцу Нины Сорокиной. Высокий уровень техники, - чему залогом была ее ловкая, верткая, спортивная фигурка, та особая хваткость, чувство формы и особенной балетной меры в движениях, свойственнные советской балетной школе, - которых ныне уже и не осталось. Коротковатые руки и ноги, "отсутствие линий", - как тогда говорили, - не позволили балерине станцевать главные роли в ЛО и Жизели - роли, о которых она мечтала (о чем можно прочесть в ее интервью журналу Музыкальная жизнь в юбилейном для БТ 1976 году). Да, она мечтала о лирическом репертуаре, достаточно небольшом в те годы. На сцене БТ в те годы не шла Сильфида, из всей Баядерки представляли лишь фрагмент - Тени. Коньком Сорокиной стали современные постановки - но все эти спектакли (и ВС в тч) в репертуаре не задерживались. Сорокина до конца держала форму и марку старой школы, лишь улучшаясь со временем - воистину редкое качество. В ЭЧЗ Васильева наконец раскрылась ее глубоко запрятанная по началу лирическая сущность. Благодаря тому, что адажио сохранилось в записи как в исполнении НС, так и ЕМ, можно убедиться, что Нина была в нем не менее интересна, чем ее более именитая соперница.
Думаю, таковой предстала НС и в роли Анастасии в ИГ, роли, доставшейся ей, вероятно, исключительно в результате травмы Максимовой. Нина была очень старательной, ответственной и в основном выступала в качестве дублерши. Фригия, Хозяйка, Анастасия, Маша, Шура Азарова - были лишь крошками с барского стола более популярных у дирекции артисток. Пожалуй, ее звездным часом были 60-ые годы - Аврора, Асель, девушка в Геологах, Избранница. Нина вышла из училиша готовой солисткой старомосковского стиля и амплуа. Ее по сути ровесницы Бессмертнова и Максимова развивались медленней технически, и в те годы догоняли Нину.
В концертах Нина и ЮВ блистали в пдд из ПП, Эсмеральды, в номере Весенние воды - слаженность, стремительность, безоглядная отдача себя танцу покоряли. Умение обходиться лишь необходимым, лаконичными средствами создавать запоминающиеся танцевальные образы, особая легкость сценического характера на многие годы сделали их обязательными участниками таких дивертисментов и позволили познакомиться с искусством балета представителям широкой публики.

http://www.culture.ru/movies/2016/vecher-odnoaktnih-baletov-klassicheskoe-pa-de-de-i-progulki
tanaquil le clerq

Интервью Балахничевой

пермской газете Звезда, 32, от 25 марта 2014.



Ангел на пуантах

Критики и близкие люди называют приму Наталью Балахничёву ангелом и маленьким беззащитным эльфом, спустившимся на землю

Беседовала Елена ИСУПОВА. Фото Владимира БИКМАЕВА

Восхищаются её деликатностью, хрупкостью, естественной виртуозностью в танце, лёгкостью и чуткой музыкальностью. Двадцать лет назад она окончила Пермское хореографическое училище. Тогда же стала героиней документального фильма Ефима Резникова «Пленники Терпсихоры», в котором режиссёр показал поединок двух индивидуальностей и характеров — юной ученицы и её наставника, легендарной Людмилы Сахаровой.

Педагог резко заявляет: «Делай до конца — и пошла отсюда вон!» Балерина отвечает молчанием и лишь про себя говорит: «Я устала от её давления, это так трудно, что иногда хочется всё бросить…» Но она не бросает до сих пор. Вот и недавно, во время гастролей театра «Кремлёвский балет», в постановке Андрея Петрова «Снегурочка» на сцене оперного балерина, как и всегда, блистала, завораживала каждым движением… И, несмотря на то, что старательно избегает давать интервью, для «Звезды» сделала исключение.

Народная артистка России во время репетицииНародная артистка России во время репетиции— Наталья, вы окончили училище в 1993 году, но ещё год оставались на стажировке у Сахаровой, почему?

— Я понимала, что такого мастера, как она, несмотря на жёсткий психологический нюанс, не найти больше нигде. Её профессиональному взгляду, её чутью я всегда доверяла на сто процентов. Тремя годами работы с Людмилой Павловной очень дорожу, ни на миг не забываю о том, чему она меня научила. До сих пор руководствуюсь теми вещами, которые она вложила в нас, всё врезалось в память, иногда думаю: «Тут диагональ, Людмила Павловна научила меня делать диагональ. А тут круг, Людмила Павловна научила, это я знаю». Очень легко, когда знаешь, как делать. Она установила самую высокую планку в отношении к искусству.

— Много лет вы служите в театре «Кремлёвский балет», когда и как там оказались?

— В 1994 году я участвовала в конкурсе «Майя», к которому мы целый год готовились с Людмилой Павловной. Так случилось, что в жюри был Андрей Петров, он и пригласил меня в свой театр. Действительно, в театре я уже почти двадцать лет, страшно сказать! Не думала, что так со мной получится.

— Разве не с самого детства вы мечтали быть балериной и представляли себя грациозно прокручивающейся на пуантах?

— Знаете, странная ситуация вышла: я не особо увлекалась балетом. Танец мне всегда нравился, а его силовая составляющая — нет. Воплощать в жизнь свою мечту — быть балериной — меня отправила мама. Она очень талантлива — училась в МГУ на мехмате, журналистике уделяла много времени, скрипачкой хотела быть (Наталья тоже училась в музыкальной школе по классу скрипки — авт.)… Когда мне исполнилось десять лет, мы приехали в Пермь из Кирова. Я прошла конкурс и поступила в хорео-графическое училище. Мама тогда сказала: «Не бойся, если тебе не понравится или что-то пойдёт не так, ты всегда можешь вернуться! Пусть этот год будет экспериментальным». Но всё сложилось хорошо — у меня были прекрасные педагоги, повезло с одноклассниками, учиться было интересно, и я осталась.

— Сахарова говорила, что в балете, как и в любой другой профессии, важно трудолюбие, а талант без трудолюбия везде и всегда — ничто. Согласны?

— Только не всё от одного человека зависит. Важно, как складываются обстоятельства, к каким педагогам он попадает. И конечно большое значение имеют качества характера, ведь в балете нужно много терпеть, много труда вкладывать, много времени тратить. Правда, для всех по-разному. Кто-то укладывается в час и за это время успевает огромное количество работы сделать, другой то же самое делает за четыре-пять часов.

— А у вас как было?

— Мой вариант — это пять часов, поэтому мне всегда приходилось много терпеть.

— Значит, самая большая трудность в профессии — это силовая часть? Или с течением времени она стала легче даваться?

— Нет, мне всегда было тяжело. Каждый божий день ты на грани, измождён, а свои пять часов отрабатываешь. Раньше думала, что все мучаются так, как я, что это часть профессии, её специфика. А буквально в последние годы узнала, что не все!

— Когда было совсем тяжело, что удерживало в профессии?

— У меня была идея фикс, что меня направили в балет вырабатывать характер, развиваться в духовном плане. И конечно профессия очень интересная. Несмотря на то, что приходится преодолевать много рутины, проходить через каждодневные тренировки, когда нужно не менее восьми репетиций, чтобы станцевать какой-то спектакль. Ведь в результате открывается то, что по-настоящему прекрасно и увлекательно, то, что называется творчеством. Стоит потерпеть — и выходишь на уровень, когда становится интересно всем — и зрителям, и педагогам, и тебе.

— Какие балетные партии можете назвать любимыми?

— Снегурочка — одна из самых любимых. Это прекрасный, гармоничный спектакль, на мой взгляд, просто шедевр — и постановка, и хореография, и музыка. В нём есть что-то неуловимо русское. Близка и сама героиня. Хотя многие из тех, кого я танцевала, на меня изначально не особенно похожи. Скорее со временем я им близкой становилась. Одна из любимых постановок — «Ромео и Джульетта», где я играю Джульетту, и «Жизель».

— Получается, вам близки нежные, романтические, умеющие жертвенно любить героини?

— Неважно, нежные они или нет, играть приходилось разных героинь, главное — чтобы они были живые и действовали, чтобы были интересны.

— В «Кремлёвском балете» вы танцевали, пожалуй, все ведущие партии: Золушку, Мари в «Щелкунчике», Одетту и Одилию в «Лебедином озере», Аврору, Бекки Тетчер, принцессу Флорину в «Спящей красавице»… Остались роли, которые хотелось бы сыграть?

— Конечно! Мне всегда нравилась Татьяна из «Евгения Онегина» балета Джона Кранко, но, к сожалению, он у нас не идёт. Что тут поделаешь? Может быть, когда-нибудь получится.

— Вам есть чему учиться в профессии?

— Как это ни удивительно, есть. Часто думаешь: «Я узнала всё, что нужно», а потом тебе открывается новый пласт, новые знания. И таких пластов в балете бесконечно много.

— Наталья, на пермской сцене часто выступаете?

— Спектакль в Перми танцую в первый раз. Несколько раз приезжала сюда на концерты по приглашению училища, но вообще в городе бывала нечасто, может быть, четыре или пять раз…

— Сцена Пермского театра оперы и балета гораздо меньше, чем сцена Кремлёвского дворца, где комфортнее танцевать?

— Кремлёвская сцена — огромная, от кулисы до её центра — 21 шаг. Пермская сцена — это другое пространство, более камерное. Хотя мне даже в голову не пришло их сравнивать! Образ Пермского театра сформировался с детских лет, я привыкла воспринимать его индивидуально, символически. Ведь когда мы учились, в театр ходили по многу раз в год и воспринимали его как храм, восхищались артистами, которые блестяще, мастерски владели профессией.

— Какой Пермь видится вам сегодня?

— Я всегда подозревала, что знакома лишь с очень маленькой частью города. Когда училась, жизнь была сосредоточена на небольшом пятачке — нескольких улицах рядом с училищем. Ещё знала, где находится почта, ЦУМ, гастроном, драмтеатр, церковь — и только. По дороге из аэропорта увидела, что город стал большим и красивым, почувствовала дух обновления, за двадцать лет многое изменилось.

— Навскидку назовите свою самую характерную черту.

— Я — монах-отшельник. Сижу в пещере и мало общаюсь с миром. Пожалуй, это самое основное. По этой причине избегаю интервью. Иногда бывает так: пообщаешься, и кажется — ничего страшного не произошло. Но чаще интервью возникают перед спектаклем, когда нужно беречь энергию. А через слово уходят мои эмоции и силы, внимание переключается и рассеивается.

— Хотелось бы пойти по стопам наставника — Людмилы Сахаровой — и тоже стать педагогом?

— Боюсь, мне будет жалко детей. Понятно, что за двадцать лет работы у меня накопилось много опыта, и если меня попросят что-нибудь подсказать, скорее всего, соглашусь. Но я знаю, как тяжело мне всё давалось. Даже сегодня, подходя к театру, думаю: «Господи, тяжелее, чем сейчас, мне ещё, кажется, не было!» А потом начинаю смеяться над собой, потому что повторяю эту фразу очень часто, в этом сезоне — уже раз сто! И в прошлом, и в позапрошлом, и каждый год, и каждый месяц, и каждый день… Поэтому собственноручно мучить детей я, наверное, не смогу.

— Никогда не жалели, что по настоянию мамы пришли в балет?

— Несмотря на то, что прийти в балет — не моя инициатива, я рада, что так сложилась судьба и мне удалось пройти двадцатилетний путь, это было то, что нужно. Счастлива, что училась в Пермском училище, где на девять лет полностью погрузилась в узкопрофессиональный мир балета, очень дорожу воспоминаниями об этом времени. А ещё хочу сказать слова благодарности всем педагогам, которые меня учили, всем-всем, кто как-либо коснулся моей души.

http://zwezda.perm.ru/newspaper/?pub=13029
tanaquil le clerq

Блёскина возражает АиФ

Как жаль, что опять искажаются факты! По пунктам: 1) отец никогда не был военным. Родители Годунова - ленинградцы-блокадники с первого дня до окончания войны, после которой (в 1946) они перехали на Сахалин, где работали по специальности инженеров (отец - начальник стройуправления, мама - в управлении желдороги). 2). Саша не мечтал быть ни военным, ни летчиком. В балет мама отдала, чтобы был под присмотром и не стал хулиганом. 3). "К окончанию училища о Годунове говорили как о восходящей звезде" - неправда! Было наоборот. Директор училища тогда заявил маме: "Запомните, ваш сын никогда не станет солистом". Причина - маленький рост, который, кстати, не смутил Игоря Моисеева, пригласившего невысокого хрупкого выпускника в свой новый ансамбль "Молодой балет" ("Классическим" он стал называться уже после ухода Годунова).4) "Годунов ПЕРЕХОДИТ в труппу Большого" - перехода не было. Его в театр пригласил Григорович, а из ансамбля не отпускали, пришлось уволиться и стать "обычным безработным", как он писал маме. То, что он все же поступил в БТ - заслуга Григоровича. 5) Творческая судьба его в БТ была не столь блестящей, как кажется сегодня. Да, он не сходил с афиши, танцуя с Плисецкой. Но маме писал, что ее спектакли он мог бы танцевать и на пенсии, а он хотел бы сделать что-то по-настоящему с Григоровичем". Только сделать не мог из-за длительного конфликта с Юрием Николаевичем. Лишь в 1976 году Григорович дал ему "Спартака", которого Саша станцевал в БТ всего лишь ШЕСТЬ раз. Для сравнения - "Кармен" с Плисецкой -почти 50, "Любовью за любовь" - почти 40. 6)Америка - тоже не соответствует фактам. 7) Пил ли он? По мнению Арлин Меданн (а не МеданИ), он алкоголик, потому что "мог выпить бутылку коньяка за две недели". 7) Арлин не была "секретарем и помощницей". Она была его финансовым управляющим и вела его финансы все годы его жизни в Америке. К ней, как душеприказчице, у меня целый ряд претензий, начиная с нарушения ею пунктов Сашиного завещения. 8) Наконец, о себе. С Сашей Годуновым мы подружились в школьные годы. Постоянно общалась с ним в Риге и Москве. На моих глазах проходила его жизнь в Союзе, а о том, чему я не была свидетелем, я узнавала с его слов или по рассказам общих друзей. Кроме того, я дружила с его мамой,братом, продолжаю общаться с племянниками. Они мне по передали семейный архив, в том числе дневник мамы и переписка с Сашей за 30 лет (от первого письма из "Артека" в 1964 г. до последнего, написанного за пару недель до внезапной кончины в 1995).


http://www.aif.ru/culture/person/1391248
tanaquil le clerq

The Glory of Soviet Ballet

nadia-180J Лучшие времена Наденьки - фотка из японского журнала, утерянная и вновь обретенная - на просторах сети. Качество, увы, не оригинала. Зато сколько свежести, задора, артистизма передает. Надя словно родилась на сцене. Умный (и жестокий, как мы теперь знаем) педагог вводила ее в спектакли театра со студенческих лет. Так в Москве о Наде узнали во время гастролей Пермского балета в 1972 году, Наде было 15 лет, она выходила Красной Шапочкой в спектакле, где Авророй была другая знаменитая ученица Сахаровой - Галина Рагозина (впоследствии - Панова). В ближайшие несколько лет Надя исполнила Жизель и Джульетту (в постановке Боярчикова - одна из лучших и весьма оригинальная версия истории веронских любовников). Сила Наденьки, помимо гимнастического уровня техники (авторство таких тренировок в балете приписывается Сахаровой) и воистину недетского артистизма была в ее детской непосредственности, открытости, распахнутости души навстречу миру, прекрасному, - каким видят его дети. Мир, как водится, оказался не таким прекрасным, и незащищенная душа сломалась. Случилось это, увы, в самый что ни на есть звездный час Наденькиной карьеры. Форма танца осталась, но помутнела, стерлась его прекрасная душа. Превратить горести жизни в сценический опыт, обогатить образы своих героинь Наденька не сумела - не учили этому, в сильном (и, увы, не по-детски быстро оформлявшемся) теле оказался хрупкий дух.
tanaquil le clerq

Gigi (Gina Gail) Hyatt



На Московском конкурсе 81 года диплом за лучшую постановку получил отечественный номер "Шарманщик и Муза". А вот я дала бы его хореографу из ФРГ, имени которого, увы, не помню.
Зато помню оба номера: лирический, мрачноватый "Дитя тьмы" (муз. Мортифи),в исполнении изысканной Клаудиа Юнг и яркий комедийный дуэт "Маленькая трехгрошовая сюита" (муз.Курта Вайля)в исполнении Джиги Хаят, партнером в обоих выступил Динко Богданич. Юнг заняла на конкурсе 3-е место, Богданич (еше не раз выступавший на московском конкурсе и дослужившийся до поста директора Загребской оперы) получил диплом за партнерство, а очаровательная, искрящаяся обаянием юности и уже вполне взрослого артистизма, Хаят наград не получила и - надолго исчезла из поля моего зрения...

...И как же приятно было прочитать о ней на сайте Гамбургского балета:
the most popular of Hamburg ballerinas, Gigi Hyatt, of German-American descent, a lovely dancer with a whimsical air all her own.

http://www.hamburgballett.de/e/koegler1.htm

http://www.dubrovnik-festival.hr/Default.aspx?art=3005&sec=539
tanaquil le clerq

Умерла Сахарова



Людмила Павловна родилась 12.09.1926 года в Москве. Заниматься хореографией начала с шестилетнего возраста в московской балетной студии, закончила Московское хореографическое училище (1945, класс М. А. Кожуховой) и факультет иностранных языков Пермского педагогического ин-та (1956). В 1945-1947 гг. - артистка Большого театра СССР (Москва). В 1947-1955 гг. танцевала в Молотовском (Пермском) театре оперы и балета.

В 1977-1980 и 1982-1983 гг. - художественный руководитель балетной труппы Пермского театра. С 1956 г. – педагог народно-сценического, затем классического танца Пермского государственного хореографического училища. В 1973-2004 гг. - художественный руководитель этого училища, с 01.01.2005 – почётный художественный руководитель.

За 50 лет работы Сахарова подготовила свыше 100 специалистов хореографии и воспитала целую плеяду артисток балета, успешно работающих во многих театрах. Среди её учениц имеют мировую известность Галина Рагозина (выпуск 1968 г.), Любовь Фоминых и Ирина Хакимова (обе – 1970), Надежда Павлова, Ольга Ченчикова, Регина Кузьмичева, Елена Шихова (все – 1974), Светлана Смирнова (1977), Елена Кулагина и Наталья Ахмарова (обе –1982), Татьяна Гурьянова (1986), Екатерина Березина (1991), Наталья Балахничева (1993) и другие.

http://www.dayperm.ru/node/35665

Говорят, после победы Нади Павловой на Московском международном в 1973, когда Надю пригласили в Большой, Сахарова рассчитывала, что и ее пригласят работать в главный театр страны - в качестве педагога-репетитора, и впала в депрессию, когда ожидания не оправдались.

Прославилась своей требовательностью, граничащей с жестокостью.
Тем не менее результаты говорят сами за себя.



кош в балетках

(no subject)

Уважаемые балетоманы! научите, пожалуйста, где можно скачать 8-летнюю программу обучения для гос. хореографических училищ?